Раздел "Наш парк" является особенным. Здесь собраны новости о том, что происходит на особо охраняемых природных территориях Дальнего Востока: заповедниках, заказниках и национальных парках. Из этих уникальных и зачастую очень удаленных уголков обычно поступает очень мало информации в мегаполисы и густонаселенные территории. Наша рубрика призвана восполнить этот пробел и рассказать как можно больше об охране природы и развитии экологического туризма на Дальнем Востоке.

[an error occurred while processing this directive]

Наш Парк: выпуск №22 (Июнь, 2009 г.)

Коррупция добралась до удэгейцев

принято решение о фактическом уничтожении недавно созданного в Приморье национального парка «Удэгейская легенда»

13 мая 2009 г. в Москве произошло событие, способное подорвать всю систему особо охраняемых природных территорий России. Решением Высшего арбитражного суда 30 тыс. га было выведено из состава созданного в 2007 году национального парка «Удэгейская легенда». Удивительно, что в наше время еще возможно, будучи родом из далекой приморской глубинки, выиграть суд у Правительства России. Принцип равенства сторон был вполне соблюден, но вот остальными принципами наше правосудие, видимо, решило поступиться.

Суд посчитал, что при создании парка нарушены права общины на "пользование объектами животного мира" на предоставленной ей в 2001 году территории. При этом суд не принял во внимание ключевой момент - условием предоставления территории будущего парка общине было прекращение права пользования после создания парка. Это условие было принято сторонами на момент подписания договора.

Решение суда может иметь далеко идущие последствия. Парк - один из последних уникальных крупных массивов малонарушенных хвойных и хвойно-широколиственных лесов на западе Сихотэ-Алиня. Он объединяет Сихотэ-Алинский заповедник и особо охраняемые природные территории в бассейне реки Бикин. В перспективе предполагалось включить парк вместе с Бикином в состав участка всемирного природного наследия "Центральный Сихотэ-Алинь".

По решению суда у парка отрезали больше одной трети территории, причем именно той, которую планировалось использовать для развития экотуризма и традиционного природопользования. А ведь основное назначение национального парка - совместить охрану природы с умеренным и правильным использованием ее ресурсов людьми. При этом, не забывая о коренных народах, таких как удэгейцы, жизнь и культура которых связана с охотой, рыболовством, дикой природой. Одна из основных задач парка - создание условий для традиционного экстенсивного природопользования коренного населения. Возникает вопрос: почему национальному парку не удалось мирно, принимая во внимание мнение обеих сторон, договориться с коренным населением о совместном использовании земли?

Как удобнее удэгейцам?

Во всем этом конфликте, как и в любом другом, надо смотреть в корень. А для этого обратимся к истории создания национального парка. Еще в конце 70-х годов территория была зарезервирована под создание парка, о чем было сказано в Долговременной программе охраны природы и рационального использования природных ресурсов Приморского края до 2005 г. Условием досрочного расторжения договора о предоставлении в пользование территории на пользование животным миром, заключенном Комитетом природных ресурсов администрации края с главой общины Александром Кялунзига до создания парка, согласно пункта 3(г), является «принятие в установленном порядке решения о создании запланированного национального парка». Это означает, что руководитель, подписавший договор знал и был готов к тому, что эта территория находится у общины во временном пользовании. Кроме того, в этот же период на территории будущего парка велись лесозаготовки - как легальные (территория находилась в аренде у ОАО «Рощинский леспромхоз», так и браконьерские. По данным Рощинского филиала КГУ «Приморское лесничество» на территории будущего парка «Удэгейская легенда» ущерб от незаконных рубок только в последние годы составил в 2006 г - 3,4 млн.руб, 2007г. - 53,1 млн.руб., в первом квартале 2008г. - 12,43 млн.руб. Для сравнения - после того, как служба охраны парка начала функционировать в «штатном режиме», начиная со второго квартала 2008 года по настоящее время, была выявлена и пресечена одна самовольная рубка, ущерб - 32 тыс.руб.

Руководитель общины «Удэге», имея данную территорию под охотпользование, выделял участки членам своей общины. Кто они? Вот тут самое интересное. Из 16 человек, имевших участки на территории парка, только 4 - действительно удэгейцы. Остальные - далеко не бедные русские, имеющие свой бизнес или хорошо оплачиваемую должность - горожане, чиновники местных муниципалитетов, коммерсанты и «любители», промышляющие самовольными рубками леса.

Как нам сообщил директор национального парка Федор Крониковский, согласно положения, в парке возможна охота «для коренного местного населения», но чтобы открыть ее на законном основании, руководству пришлось начинать все «с нуля» - необходимо было самим осуществлять охотустройство, проводить учеты и запросить лимиты на добычу охотничьих животных в Москве, Министерстве природных ресурсов и экологии России, т.к. территория является федеральной ООПТ. Все, что зависело от парка, было сделано - учеты проведены, все документы оформлены и отправлены в Москву. Но сезон 2008-2009 года для охотников был потерян, что и стало причиной недовольства местного населения.

И не только удэгейцам...

Кажется, все было реально решить мирным способом. Но руководителю общины «Удэге» это не надо. Потому что он не решает проблемы местных жителей, жизнь которых зависит от того, что они принесут домой из тайги на пропитание. Он просто лично не заинтересован в таком легальном решении дел. Причиной тому могут быть следующие факты.

Во-первых, общине «Удэге» выделяются именные лицензии на отстрел копытных, по закону глава общины должен распределять их между ее членами. Но, к сожалению, при проверках, осуществляемых природоохранными органами, лицензии почему-то оказываются у охотников, не имеющих никакого отношения ни к удэгейцам, ни к местным жителям. Удивительно, но лица, их предъявляющие, почти всегда отличаются наличием дорогого оружия, проходимой техники, и пропиской в краевом центре. Да и списки общины «Удэге» вызывают иронию тех, кто пофамильно знает её членов. Из 60 человек две трети составляют влиятельные люди района, жители Владивостока, никакого отношения к удэгейцам не имеющие.

Свидетельства щадящих рубок  по дороге Рощино-Дальний Кут - вот во что хотят превратить территорию паркаВо-вторых, территория, где сейчас расположен парк - бывшая аренда ОАО «Рощинский леспромхоз». Естественно, что предприятие будет кровно заинтересовано в том, чтобы парка не было, т.к. оно потеряло 40 тыс. куб.м расчетной лесосеки. И все в Красноармейском районе (и за его пределами) знают о дружбе главы общины с руководством леспромхоза, и не скрывают этого - в районной газете "Сихотэ-Алинь", в №69-70 от 12 июня 2009 г. опубликованы официальные данные о перечислении леспромхозом общине «Удэге» 135 тыс. рублей. Правда, не сказано, на какие конкретные цели.

Также против создания парка выступают те, кто имел неплохую прибыль от:

- браконьерства (ранее был налажен целый бизнес по продаже мяса диких копытных на этой территории);
- нелегальных рубок;
- выращивания конопли в дебрях тайги.

Весь этот криминал активно толкает вперед общину как знамя, цель которой - вернуть анархию, какова была до создания парка и организации охраны его территории, обратно. Ведь только после того, как был образован парк, на эту территорию пришел закон. Закон во имя сохранения природы для людей. А не это ли должно быть основной целью удэгейцев - сохранить свою тайгу?!

Если обратиться к истории, то села, расположенные возле национального парка - Дальний Кут, Островное (раньше - Саньчихеза), Дерсу (Лаулю) действительно когда-то были основаны удэгейцами. Там даже работал колхоз «Красный удэгеец». Но, к сожалению, в настоящее время во всем Дальнекутском поселении, куда входят эти три села, осталось всего 16 удэгейцев, из которых только трое - работоспособного возраста - остальные - старики и дети. Но им далеки юридические аспекты дележки территории, их заботит одно - достанется ли им их тайга. Приводим выдержку из письма удэгейки, жительницы Дальнего Кута Ольги Григорьевой Министру природных ресурсов Юрию Трутневу: «Александр Догдович сказал нам, что если он заберет у нацпарка территорию, отдаст ее леспромхозу под лесозаготовку. А это же наши угодья - где нам охотиться? Там, где не будет зверя и леса? Там, где не будет рыбы? А у нас ведь есть дети. Они ведь ни в чем не виноваты, вырастут и ничего не увидят. Как нам быть? Национальный парк создал здесь охрану природы, леса, зверя и рыбы. А при А.Д. Кялунзига это все истреблялось, и не было никакой охраны».

Еще до вынесения решения суда национальный парк планировал приступить к реализации проекта по возрождение удэгейской культуры и созданию «Центра возрождения удэгейской культуры и ремёсел». Основная цель - направить деятельность нацпарка на решение проблем удэгейцев, создать условия для благоприятного существования местных жителей, основанного на самобытности национальной культуры, возрождении традиционных ремёсел, повышении туристической привлекательности территории.

Несмотря на произошедшие события, парк не отказывается от своих планов и в рамках проекта будут проведены мероприятия по изучению и сбору информации об удэгейской культуре, создан хорошо оборудованный цех по пошиву национальной одежды и изготовлению сувенирной продукции, организовано обучение неработающих жителей работе с кожей, резьбе по дереву, пошиву одежды, создан национальный ансамбль, оборудована экспозиция стойбища на территории национального парка. Координатором проекта является методист по этнографии национального парка Ирина Кялунзига - представительница удэгейского народа. Разве не это - сохранение культуры? А зачем тогда существуют общины? Получается некоторым нужно лишь получать лицензии на охоту. Но, как показывает практика, это не способствует сохранению культуры удэгейцев, а скорее наоборот, разрушает последние ее остатки.

В настоящий время национальным парком направлено письмо в адрес председателя Правительства РФ В.В.Путина с просьбой разобраться в ситуации и дать поручение соответствующим органам обжаловать решение суда, так как самостоятельно нацпарк такими полномочиями не обладает. Если взять во внимание, что решение Высшего Арбитражного Суда создало опасный прецедент пересмотра границ особо охраняемых природных территорий, утвержденных правительственными решениями, то дело приобретает уже общероссийское значение.

Территории ООПТ всегда были лакомым кусочком, особенно для разного рода недобросовестных предпринимателей. Теперь же у таких субъектов появляется реальный документ, на который можно ссылаться в суде, уповая на нарушение их законных прав и интересов. А в условиях и без того напряженного существования российских заповедников и национальных парков - это может быть для многих последним ударом, которое окончательно подкосит их работу.

Мария Лесная

Космоснимки - доказательство незаконных рубок

Андрей Пуреховский и Алена Андреева во время представления доклада на семинаре С 16 по 22 мая в Хабаровске проходил семинар-конференция по использованию геоинформационных систем и дистанционного зондирования в охране природы Дальнего Востока».

В конференции приняло участие около 70 специалистов практически со всего Дальнего Востока, желающих либо поделиться своими знаниями и умениями, либо почерпнуть их в ходе общения с коллегами. Программа была очень плотная: доклады, мастер-классы, обсуждения… Ни один доклад не остался без внимания. Ведь была возможность не только рассказать о методах, которые используют специалисты в своих исследованиях, но и озвучить проблемы, которые стоят перед заповедниками и другими природоохранными организациями. Одна из таких насущных проблем, решаемых с помощью методов спутникового мониторинга, была представлена в докладе национального парка «Зов тигра».

Национальный парк «Зов тигра» расположен на стыке целых трех районов Приморского Края – Лазовского, Чугуевского и Ольгинского и занимает довольно обширную территорию свыше 82 тысяч га. Основная задача «Зова Тигра», как, впрочем, и любого другого национального парка - сочетать охрану территории с ее рациональным использованием. То есть сделать все максимально возможное не только для того, чтобы сохранить природу, но и показать ее людям. Дать возможность воочию убедиться в каком красивейшем и богатейшем крае они живут, своими глазами увидеть жизнь зверей и птиц в их родном «доме» на склонах величественных высочайших гор края.

Но, к сожалению, так исторически сложилось, что почти половину территории национального парка когда-то проходили рубками. Как ни странно лес рубили и до, и после учреждения парка. Строго говоря, всякие рубки должны были прекратиться вскоре после учреждения национального парка распоряжением правительства 2 июня 2007 г. Однако, в Чугуевском районе рубки производились вплоть до начала 2008 года!

Шила в мешке не утаишь. И хотя территория новой особо охраняемой природной территории еще год фактически не охранялась (администрация парка была утверждена лишь в январе 2008 г.), о том, что рубки ведутся, стало известно директору-организатору парка Ю.И. Берсеневу. Для проверки были использованы методы спутникового мониторинга и при поддержке Всемирного фонда дикой природы были приобретены снимки от 26 июля 2007 года (вскоре после учреждения национального парка) и от 4 февраля 2008 года (после предоставления земель национальному парку).

На снимках отлично видно, что за период с июля 2007 по февраль 2008 года в лесу появились «проплешины», происхождение которых не вызывает сомнений даже у человека, который не работает с космическими данными. Для дешифровки снимков были привлечены опытные специалисты, и все в один голос заявили – да, рубили. На места рубок, выявленных на снимках, выехали сотрудники парка и инспектора Росприроднадзора. Они обнаружили не только незаконные деляны и факт поспешной рубки, но и то, что на срубленных хвойных деревьях хвоя не пожелтела и не осыпалась, а лиственные породы деревьев и вовсе без листьев. Значит, деревья рубились зимой, после листопада, то есть, уже после 28 ноября 2007 года – передачи земли «Зову тигра». На всех делянках были произведены промеры площади и учет срубленных деревьев. Выяснилось, что лес не просто незаконно валили на особо охраняемой природной территории, так еще вели рубки самыми хищническими методами.

Например, делянка ООО «Востокстройсервис» была расположена изрядно за пределами выдела, указанного в их лесорубочном билете. Вместо использования старых волоков, были созданы новые, сдирая и без того небогатую таежную почву. Переруб по лесобилету ели и березы, а рубка клена вообще без каких-либо бумаг. Ущерб национальному парку, подсчитанный специалистами, составил 53 миллиона рублей!

Чугуевский лесхоз тоже проявил самостоятельность в принятии решений, что и как рубить. На корневой шейке дерева, которое назначается в рубку, всегда ставят клеймо. Однако на значительной части пней елей, пихт, берез и осин на делянке клейм обнаружено не было, что означает – были срублены деревья, не назначенные в рубку. Также рубили клен, ольху, липу и кедр. Ущерб - 14 миллионов рублей. А прокладкой волоков вдоль и поперек всей делянке был нанесен ущерб почве - 23 миллиона рублей.

Национальный парк «Зов тигра» в очередной раз предъявил претензии лесхозам. Уже доказательные – со снимками и результатами натурных исследований. Но опять-таки не добился внятного ответа. Лесхозы утверждали, что они ничего не знают, рубили до октября, потом прекратили и что после передачи земель национальному парку ни одного дерева срублено не было.

Тогда ради воцарения справедливости был получен еще один снимок – промежуточный – за 3 декабря 2007 года. На этот раз наблюдали за действиями Барабашского лесхоза. В южной части делянки ни в июле, ни в декабре «залысин» нет, а вот в феврале они появляются. То есть сомнений в том, что рубки проводились уже после 28 ноября, то есть после передачи земли «Зову тигра», быть не может. Южная часть этой делянки в основном представлена лиственничными насаждениями. Мало того, что ее рубили на территории ООПТ, так еще и перерубили, а потом и произвели самовольную расчистку старого верхнего склада, что повлекло за собой нарушение почвенного покрова на площади 1800 квадратных метров! Ущерб этой рубки – почти 10 миллионов рублей.

Конечно, такие кощунственные нарушения не должны остаться без внимания. 19 мая 2008 года национальным парком было подано заявление в ОВД по Чугуевскому муниципального району Приморского края о привлечении к уголовной ответственности лиц осуществивших незаконную порубку на территории национального парка «Зов тигра».

На запросы «Зова тигра» были получены сообщения от прокуроров г. Арсеньева и Чугуевского района о том, что запросы ими направлены друг другу. Не имея информации о том, возбуждено или отказано в возбуждении уголовного дела, руководство национального парка лишено возможности реализовывать свои права в полном объеме, о чем и было заявлено прокурору Приморского края государственному советнику юстиции Ю.П.Хохлову. Пока что национальный парк ждет ответа.

Доклад не остался без внимания. Участники дружно обсуждали проблему, вставшую перед национальным парком. Много сочувствия, много возмущения… Но пока не получен ответ с решением по делу из прокуратуры, никто ничего предпринять не может. Остается только ждать, что виновные не останутся безнаказанными и понесут ответственность по возмещению ущерба природе парка - нашему национальному достоянию.

Алена Андреева
фото: Петр Шаров

Наш Парк: выпуск №21 (Май, 2009 г.)

Заповедный экстрим

ученые исследовали самое чистое место Приморья

Когда я зашла в городскую квартиру после недельного пребывания в глухой заповедной тайге, все внутри меня сжалось… от чувства, что следующая такая поездка будет нескоро. Около недели мы в составе группы исследователей провели в одном из самых удивительных мест нашего края - Сихотэ-Алинском заповеднике!

Научная экспедиция состоялась в рамках сотрудничества Сихотэ-Алинского заповедника и отделения экологии ДВГУ при поддержке Дальневосточного фонда экологического здоровья. Основная цель - гидрохимическое исследование водоемов на территории заповедника.

Е. Пименова (Сихотэ-Алинский заповедник), Н. Христофорова (отделение экологии ДВГУ), Л. Ким (ДВФЭЗ), С. Белая (отделение экологии ДВГУ), П. Шаров (ДВФЭЗ) Руководитель экспедиции Надежда Константиновна Христофорова, профессор, доктор биологических наук, зав. отделением экологии ДВГУ, рассказывает о сути исследования: «С заповедником у нас договор, по которому мы проводим исследования на его территории, а затем результатами мы делимся с его научным отделом. Мы уже на протяжении многих лет проводим экологические исследования, но это в основном анализ проб с загрязненных территорий. Мы обнаружили, что нам не хватает фоновых характеристик, чтобы можно было сравнить, насколько сильно загрязненная территория подвергается антропогенному воздействию. А это возможно только при наличии данных с территорий, на которых не ведется какая-либо хозяйственная деятельность, таких как Сихотэ-Алинский заповедник.

Почему именно он? Так ведь в Приморье это один из двух, у которых есть выход к морю. К сожалению, Морской государственный заповедник уже не может похвастаться кристальной чистотой, его акватория слишком подвержена воздействию человеческой деятельности, и мы не можем использовать его показатели как фоновые. Поэтому и было решено обратиться в Сихотэ-Алинский биосферный заповедник.

Что касается самого заповедника – исследований, подобных тем, которые мы проводим сейчас, у них ни разу не было, и они с радостью согласились нас принять. Летом планируется провести гидробиологическую съемку – будем исследовать микроорганизмы на дне водоемов – которая в совокупности с предыдущими исследованиями поможет составить полное представление об экосистеме прибрежных акваторий моря и местных водоемов».

Отбор проб воды – дело, казалось бы, несложное, но при температуре воздуха и воды около нуля, под леденящим порывистым северным ветром, в промокшей насквозь от мокрого снега одежды – весь процесс превращается в какую-то разновидность экстремального спорта. Первые три дня погода нас, мягко говоря, не баловала. В первый день наша группа занималась обследованием морского побережья. На следующий день, надев сухие вещи, мы начали подъем по ручью Солнечного. Идти было вроде недалеко - всего 6 километров, но путь был непростым. Если на берегу моря и в низовье ручья снег давно растаял, а тот, что выпадал при нулевой температуре тоже долго не держался, то чем выше мы поднимались, тем явственнее ощущали отголоски прошлой, рекордно снежной для этих мест, зимы. Пока мы шли, нас легонько присыпало свежим снежком. По ощущениям выпало почти по колено, но проваливались мы зачастую гораздо глубже. В некоторых местах можно было запросто утонуть в снегу по пояс! И это в конце апреля в Приморье!

Елена Потиха (Сихотэ-Алинский заповедник) и Светлана Белая (отделение экологии ДВГУ) Вот дерево, о которое не так давно чесал свою спину тигр. Вот зарубки, обозначающие тропу. В норме они, конечно, на уровне глаз, но по такому глубокому снегу мы их наблюдали почти под ногами.

- Зверей чаще встречаешь, конечно же, когда идешь один. Группа поднимает много шуму и меньше шансов неожиданно столкнуться с каким-нибудь животным. А то ведь иногда довольно забавные истории приключаются. - сказала наша провожатая, научный сотрудник заповедника Елена Викторовна Потиха.
- А с хищниками доводилось сталкиваться? - спросила я.
- С тигром нет, а вот с медведем однажды оказалась лицом к лицу.
- Как это?
- Признаюсь честно, приятного было мало. Идя по тропе, я его сразу не увидела на повороте. Ветер был с его стороны, так что и он меня, видимо, не почуял. Зрение у них послабее обоняния. Мы оказались на расстоянии шагов двадцати и одновременно увидели друг друга. Я потеряла дар речи и вообще не могла двинуться с места. Так и простояла, пока он не подошел ко мне вплотную. Это было страшно. Вот встал он с четверенек на задние лапы и сразу оказался таким большим-большим. Потом плюхнулся вперед и встал совсем рядом со мной. Из раскрытой пасти обдал своим духом… Еще мгновение - и он просто махом протиснулся мимо меня по тропе, чуть задев своей шкурой...

Вот это приключение, подумала я. А на обратном пути уже сама с интересом разглядывала диких животных. Правда это были не хищники. Мы встретили целое стадо крупных пятнистых оленей. Всего мы насчитали 12 штук, и трое из них пробежали мимо совсем рядом, метрах в пятнадцати. Фотографировать не стали - уже наступали сумерки и света было мало. По-настоящему завораживающее это было зрелище - видеть таких животных в дикой природе, жаль только, что не каждый человек может это оценить. По реакции животных было нетрудно догадаться, что людей они знают и боятся: завидев нас, они убежали со всех ног.

Елена Викторовна рассказала о научных задачах заповедника в совместных исследованиях с университетом: «Кроме водотоков заповедника мы отбирали пробы и на тех, которые протекают на сопредельной с заповедником территории. Это делалось для того, чтобы определить, оказывает ли на водотоки негативное влияние трасса, пересекающая заповедник на протяжении 22 км, влияет ли на нашу морскую акваторию расположенный южнее границы заповедника такой промышленный город, как Дальнегорск, насколько могут быть загрязнены промышленными отходами водотоки, протекающие в транзитной зоне заповедника. Все эти моменты очень важны для проведения дальнейшего мониторинга состояния пресных вод нашего региона.

Кроме того, вы знаете, что жизнь всех видов тихоокеанских лососей связана с текучими пресными водами. Так называемые лососевые реки для тихоокеанских лососей не только место рождения, в них молодь лососей питается и растет до миграции в океан. Но добыча полезных ископаемых, рубка леса, прокладка дополнительных дорог приводят к загрязнению рек и ручьев, и они теряют свое рыбохозяйственное значение. Уловить степень влияния загрязняющих веществ на качество воды практически невозможно, так как реки являются текучими и открытыми системами. Поэтому очень важно, что были взяты, например, пробы камней с обрастаниями. Благодаря этому мы узнаем количественные и качественные характеристики химических элементов, накопленных на дне водоемов в течение длительного времени».

Остаток недели светило солнышко и стало заметно теплее. Еще три дня мы обследовали северную, южную и юго-западную части заповедника и сопредельные территории. Иногда полночи уходило на обработку отобранных проб в лаборатории на кордоне. Но мы знали - это стоит того.

И вот теперь экспедиция позади. Впереди новая серия лабораторных анализов и описание результатов. Сотрудничество университета и заповедника продолжается!

Мария Лесная

"Зов тигра" проверили

Росприроднадзор провел внеплановую проверку национального парка

27-29 апреля Управлением федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Приморскому краю была проведена проверка национального парка «Зов тигра». К участию в проверке был приглашен Дальневосточный фонд экологического здоровья.

(слева-направо) директор парка Юрий Берсенев объясняет схему работы на кордоне «Милоградовский» Петру Шарову (ДВФЭЗ) и Денису Литвинову (Росприроднадзор) Национальный парк - это, конечно, в первую очередь, красиво. Очень красиво. Для того и создавался "Зов тигра", чтобы уберечь эту уникальную невероятную природную красоту. Здесь, у истоков реки Уссури, на склонах самой высокой в крае горы сосредоточено богатейшее в России разнообразие животного и растительного мира. Но как продвинулась с момента открытия работа в парке по развитию экотуризма и охране природы? Для нормального функционирования особо охраняемой территории нужны в первую очередь люди и инфраструктура. Должны быть кордоны для егерей, тропы для туристов, шлагбаумы на дорогах, противопожарные полосы, внедорожники для оперативной группы и многое-многое другое. "Зову тигра" начинать приходилось в прямом смысле с нуля. То есть не было практически ничего, кроме визит-центра в Чугуевке, предоставленного общественной организацией Фондом дикой природы России. Даже дороги, связывающие северную и южную части парка, существуют только на карте. Администрации парка пришлось особенно нелегко в первый год. Квалифицированные кадры не растут как грибы после дождя, и коллектив парка еще продолжает формироваться. Люди проверяются уже в деле, и в ходе работы становится понятно, кто способен грамотно справляться с обязанностями в условиях не очень большой и не очень регулярной бюджетной зарплаты.

Как решать вопрос с техникой? Нужны автомобили для перемещения, бульдозеры для ремонта дорог, тракторы для противопожарных мероприятий. Российское бездорожье в условиях далекой приморской глубинки - это бездорожье в квадрате. Прекрасные асфальтовые дороги фигурируют только в отчетах Департамента дорожного хозяйства, а на деле в Лазовском, чугуевском и Ольгинском районах асфальт - это редкостная экзотика. Предполагавшаяся главная объездная дорога национального парка вдоль восточной границы строилась еще пленными японцами в сороковых годах. Понятное дело, с тех пор и не ремонтировалась. Чуть подальше есть трасса на Хабаровск, проезжая только в сухое время года и только на вездеходах. Но ездить все равно надо, и на государственные и общественные деньги постепенно приобретается транспорт. Ложкой меда стало известие, что на майских праздниках Фонд дикой природы России торжественно передал парку большой японский внедорожник Nissan Datsun. На данный момент это единственная целая машина в распоряжении администрации парка. Выйдут другие из ремонта другие "лошади" и снова в бой - на контроль территории и борьбу с пожарами.

Указатель в Чугуевском районе на несуществующую дорогу в Лазо Постепенно строятся кордоны и пропускные пункты. Уже есть три стационарных поста. На юге кордон "Милоградовский", на севере "Уссури" и в центре "Лесовик". Опять же финасирование государства лишь частичное, а в основном тот же Фонд дикой природы и Фонд защиты тигра.

Впереди второй полный год работы национальных парков Приморья. В "Зове тигра" готовятся продолжать оборудование парка и приступить, наконец, к обеспечению условий для развития туризма. В проекте площадки, тропы, экскурсии. Национальный парк - не заповедник и охрана природы здесь будет сочетаться с предоставлением каждому жителю и гостю края возможности увидеть эту уникальную красоту.

На наши вопросы ответил основной проверяющий, государственный инспектор Управления федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Приморскому краю, главный специалист-эксперт отдела контроля и надзора за особо охраняемыми природными территориями и разрешительной деятельностью Денис Иванович Литвинов.

СВ: Денис Иванович, что послужило причиной внеплановой проверки?

ДЛ: Причиной послужило поручение Департамента Росприроднадзора по ДВФО для того, чтобы проверить организацию службы охраны национального парка, лесохозяйственную деятельность и осуществление заповедно-режимных мероприятий.

СВ: Как вы считаете, что нужно для нормальной работы парка?

ДЛ: По моему мнению, им прежде всего нужно достаточное и стабильное финансирование. За год существования нацпарка финансирование осуществлялось с перебоями и в неполном объеме. Необходимо приобретение гусеничной техники для создания минерализованных противопожарных полос. Эта техника будет также незаменима при тушении лесных пожаров. Сейчас этого у них нет. Нужна спецтехника и для приведения в порядок дорожной сети, поскольку сейчас значительная ее часть попросту непроходима. В труднодоступные уголки парка нужно добираться и привозить людей и материалы - для этого нужен соответсвующий грузовик. Много еще чего нет, но люди стараются.

СВ: Сейчас, когда уже проведен анализ фактов проверки, можно ли прокомментировать сделанные выводы?

ДЛ: Если быть кратким, то в результате проведенной проверки существенных недостатков и упущений в дяетельности ФГУ "Национальный парк "Зов тигра" не выявлено. Проверкой отмечено, что несмотря на недостаточное бюджетное финансирование, национальный парк успешно решает основные поставленные перед ним задачи.

Петр Шаров, участник проверки
на верхнем фото: (слева-направо) директор парка Юрий Берсенев объясняет схему работы на кордоне «Милоградовский» Петру Шарову (ДВФЭЗ) и Денису Литвинову (Росприроднадзор), на нижнем фото: Указатель в Чугуевском районе на несуществующую дорогу в Лазо

НОВОСТИ С КОРДОНА

словами инспекторов

На территории национального парка «Зов тигра» в настоящее время, особенно в районе дорог, наблюдается множество звериных следов. Здесь следы изюбра и косули, пятнистого оленя и даже медведя, размер пятки которого достигает 16-18 см!!! Видели оленя. О-о-очень много зайцев! Рысь видели в верховьях р.Уссури!!! Самочки изюбра. Перебегают дороги шустрые барсуки (позавидуем им по-хорошему).

И ни одного следа автомобиля! Вот и результат работы по охране территории: это и кордоны, это и кропотливая работа с людьми, а в результате - их понятие и отсутствие нарушителей.

В настоящее время ребята из кордона достраивают веранду. Обустраивают территорию. Сходит снег быстро. Не за горами настоящая весна и пожароопасный период. Скоро пойдут туристы.

В нашем парке есть что посмотреть. Наши достопримечательности привлекают много туристов. Желаем нашему парку в благородном деле развиваться, чтобы красота природы проникала в души людей, делала их добрее и чтобы еще больше ценили эту красоту.

Иван Новиков, Павел Фонин, инспекторы НП «Зов тигра»

Вести о лисе

камчатскую лису выпустили в национальном парке Зов тигра В прошлом номере СВ сообщал о необычном приключении камчатской лисицы, подобранной в море со льдины судном, идущим в Приморье.

Необычную путешественницу после двухнедельного карантина передали в национальный парк "Зов тигра", где ее и выпустили в природу. Торжественный акт освобождения невольной пленницы был произведен 17го апреля в шесть часов вечера на кордоне "Милоградовский". Темно-рыжий лис не сразу вышел из клетки. Потом пушистый хищник все-таки выбрался и не спеша огляделся по сторонам. К людям уже попривык и некоторое время побродил рядом с кордоном, осматриваясь и обнюхиваясь. И вот, прощальный взгляд, прощальный мах хвостом. До свиданья, люди! В апреле больше егеря его не видели, но возможно он еще как-нибудь зайдет поздороваться. Будем ждать!


«Удэгейская легенда» для людей

В мае 2009 года национальный парк «Удэгейская легенда» приступает к реализации проекта по созданию Центра возрождения удэгейской культуры и ремёсел, при финансовой поддержке Амурского отделения Всемирного фонда дикой природы.

Красноармейский район Приморья является территорией традиционного проживания и хозяйственной деятельности одной из восьми групп удэгейского этноса - иманской. В прошлом основой хозяйственной деятельности иманских удэгейцев были охота, рыболовство, собирательство. После многочисленных социальных реформ прошлого века, истребления лесного фонда лесозаготовительными компаниями охота и рыболовство потеряли свою значимость для коренных жителей. В настоящее время активно происходит процесс ассимиляции коренного населения с другими народами. Отсутствие воспитания подрастающего поколения в духе национальной культуры вызывает определённую тревогу за будущее удэгейской нации. В 2007 году в Красноармейском районе создан национальный парк «Удэгейская легенда». Основные задачи парка - охрана природы, экологическое просвещение, сохранение историко-культурного наследия, развитие экологического туризма и экстенсивного природопользования для местного населения.

Для того, чтобы направить деятельность созданного учреждения на решение проблем удэгейцев, создать условия для мирного сосуществования местных жителей и природы, основанного на самобытности национальной культуры, возрождении традиционных ремёсел, повышении туристической привлекательности территории, национальный парк приступает к реализации проекта по возрождение удэгейской культуры и созданию «Центра возрождения удэгейской культуры и ремёсел». Проект призван объединить людей, желающих жить в гармонии с природой, по законам своих предков, создать условия для возрождения национальных традиций во имя благополучия настоящих и будущих поколений удэгейцев.

В рамках проекта планируется провести мероприятия по изучению и сбору информации об удэгейской культуре, создать хорошо оборудованный цех по пошиву национальной удэгейской одежды и изготовлению сувенирной продукции, организовать обучение неработающих жителей работе с кожей, резьбе по дереву, пошиву одежды, создать национальный ансамбль, оборудовать экспозицию удэгейского стойбища на территории национального парка. Для обмена опытом и сбора информации координатор проекта, методист по этнографии национального парка Кялунзига И.А. и другие участники проекта, побывают в селах Приморья и Хабаровского края, где подобные центры существуют не первый год.

Елена Голобокова, зам. директора национального парка «Удэгейская легенда» по экологическому просвещению



смотреть предыдущие выпуски Наш Парк